Главная » 2016 » Ноябрь » 19 » ROG неизобилия
21:06
ROG неизобилия

Как стало известно, “Роснефть” недовольна низкой финансовой отдачей от их совместной с BP немецкой компании Ruhr Oel GmbH (ROG) и хочет внести изменения в акционерное соглашение. Российскую госкомпанию не устраивает, что предусмотренные документом условия продажи нефтепродуктов оставляют основную маржу у дочерней структуры BP. Но британская компания, которая должна была стать стратегическим партнером “Роснефти”, ничего менять не намерена, пишет “Коммерсантъ”.

“Роснефть” собирается внести изменения в акционерное соглашение с ВР по СП, контролируемому на паритетной основе,— германской Ruhr Oel GmbH, рассказали несколько источников, знакомых с ходом переговоров. Госкомпания хочет пересмотреть условия продажи нефтепродуктов с заводов Ruhr Oel (владеет долями от 24% до 100% в четырех немецких НПЗ — Gelsenkirchen, Bayern-oil, Miro и Schwedt), говорит источник, близкий к переговорам. Один из спорных моментов — условия оптовой продажи нефтепродуктов, которые, согласно документу, идут через компанию AMV, полностью подконтрольную ВР.

“С учетом тяжелой ситуации в европейской экономике маржа от НПЗ минимальная, основная прибыль приходится на опт, а “Роснефть” ее не получает”,— сказал один из источников. ВР уже уведомлена о намерении госкомпании изменить акционерное соглашение, утверждает другой источник.

50% ROG “Роснефть” приобрела в октябре 2010 году у PdVSA, с которой они являются партнерами по разработке двух блоков в Венесуэле. О сделке во время визита в Россию сообщил президент страны Уго Чавес. Суммарные перерабатывающие мощности Ruhr Oel составляют 23,2 млн тонн — 18% местного рынка, доля “Роснефти” — 11,6 млн тонн. Самым главным активом компании является 100% в НПЗ Gelsenkirchen в центре промышленного потребления нефтепродуктов Германии — Руре. Завод соединен трубопроводом с терминалом в Роттердаме и приспособлен для работы на российской нефти Urals.

В СП с ВР “Роснефть” вошла на условиях, на которых работала PdVSA. По словам источников, близких к заводу, в соответствии с действующим акционерным соглашением реализацией нефтепродуктов на немецком рынке занималась компания AMV, принадлежащая ВР. При этом “Роснефть”, в свою очередь, получила контроль над экспортом нефтепродуктов за пределы Германии. Вхождение госкомпании в СП совпало с реорганизацией сбытовой сети ВР в Германии. Принадлежащие ВР сети АЗС были объединены под единым брендом ARAL (в общей сложности более 650 АЗС).

В результате сложилась ситуация, при которой ВР, контролируя сбыт НПЗ Gelsenkirchen, продает нефтепродукты своим дочерним структурам AMV и ARAL по заниженным трансфертным ценам, делая их центром прибыли, отмечает источник. “Одна из претензий — это трансфертное ценообразование, условия которого целесообразно пересмотреть”,— говорит он. При этом нефть, поставляемая на НПЗ дочерней структурой российской компании — Rosneft International,— не собственная, а приобретается на тендере. “Нефть “Роснефти” на тендерах уходит с гораздо большей премией, чем та, которую может предложить Ruhr Oel, это нормальная рыночная практика”,— поясняет собеседник.

Претензии к работе СП у “Роснефти” возникли в конце прошлого года, говорят источники, в момент, когда уровень маржи нефтепереработки в Европе опустился до исторического минимума (сравнявшись с показателями 1995 года). По словам одного из собеседников, сейчас “заводы не работают в минус, но близки к этому”. “Те вопросы, которые появились у “Роснефти”, в принципе были предсказуемы еще на момент сделки,— говорит другой собеседник, близкий к ROG.— Эта сделка была политическим решением, активы очень хорошие, но коммерческие вопросы тогда госкомпанию не волновали”.

Как рассказал президент ВР в России Джереми Хак, “BP никогда не обещала вносить изменения в соглашение акционеров в случае приобретения компанией “Роснефть” доли участия в Ruhr Oel”. “”Роснефть” знала о ситуации на европейском рынке переработки в момент заключения сделки с PdVSA, эта ситуация характеризовалась избытком предложения и низкой маржой переработки,— говорит господин Хак.— “Роснефти” также было хорошо известно о структуре корпоративного управления и коммерческих договоренностях в рамках соглашения акционеров Ruhr Oel”. При этом Джереми Хак отмечает, что “Роснефть” обладает равным представительством в комитете акционеров, который управляет СП и имеет доступ ко всей информации, относящейся к его деятельности.

По его словам, у российской компании также есть право назначить (прикомандировать) своих представителей на определенные позиции в СП ROG для облегчения процесса передачи технологий и осуществления совместного управления. Впрочем, по словам источников, близких к сделке, из “Роснефти” уже был уволен ряд менеджеров, которые ее готовили.

В самой “Роснефти” ситуацию видят по-другому. По словам источника в госкомпании, основная маржа ROG не на AMV, а “в закупке и в логистике нефти, в конфигурации НПЗ и структуре выходов, в расположении на рынке – премиальный ли рынок”. “Когда НПЗ генерируют маржу полмиллиарда долларов или миллиард, мелкооптовая маржа уже не имеет существенного значения. А уже потом идут мелочи – мелкий опт, розница и т.д.”, — заявил собеседник. Он также отметил, что многие НПЗ конкурентов показали весьма негативный результат и ряд заводов остановлены в том числе три НПЗ в Германии. “А ‘Роснефть’ достаточно спокойно прошла через период низкой маржи и готова к очередному периоду улучшения конъюнктуры”, – заявил собеседник. По его словам, менеджмент компании ведет постоянную работу над увеличением рентабельности бизнеса, предлагаются самые разные методы повышения дохода от деятельности СП.

По словам источника, близкого к ВР, компанию полностью устраивает действующее соглашение и менять его она не намерена. “На самом деле большой проблемы нет, рынок сейчас постепенно восстанавливается, поэтому не исключено, что сам вопрос через несколько месяцев вообще перестанет быть актуальным”,— говорит собеседник.

В то же время источники, близкие к Ruhr Oel, отмечает, что покупка “Роснефтью” у PdVSA доли в СП готовилась с расчетом на будущий стратегический альянс двух компаний по совместной добыче на арктическом шельфе и обмене акциями. “У ВР была возможность заблокировать продажу доли “Роснефти”, но компания делать этого не стала”,— говорит один из собеседников. Об альянсе “Роснефти” и ВР было объявлено в начале прошлого года. Но сделку заблокировали российские акционеры ТНК-ВР — консорциум AAR, который счел действия ВР нарушением их договора о совместном управлении активами в России. Сейчас разбирательства проходят в Стокгольмском арбитраже. “Если бы альянс был создан, то с большой долей вероятности никаких вопросов по деятельности Ruhr Oel не было”,— говорит один из собеседников, близкий к переговорам. В то же время источники, близкие к “Роснефти”, отмечают, что “вопрос разбирательства в юридической плоскости исключен”.

Денис Борисов из Номос-банка считает маловероятным согласие ВР на изменение акционерного соглашения, компания давно работает на таких условиях и в снижении чистой прибыли не заинтересована. В такой ситуации “Роснефти” следует ожидать восстановления европейского рынка нефтепродуктов, что позволит увеличить маржу от деятельности самих НПЗ, говорит эксперт.

Просмотров: 76 | Добавил: marfimo1982 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0